• Follow on Facebook
  • Follow on Twitter
  • Follow on Google+
  • Follow on vk.com

Глеб Фетисов обменял камеру в Лефортово на квартиру со «стандартными ограничениями»

Экс-сенатор и бывший владелец «Моего Банка» Глеб Фетисов вчера по решению Мосгорсуда был отпущен под домашний арест. Банкир провел за решеткой СИЗО полтора года.

Глеб Фетисов обменял камеру в Лефортово на квартиру со

«Мой Банк» лишился лицензии в январе 2014 года, через два месяца после того, как Фетисов его продал. После отзыва лицензии проверяющие банка выявили «дыру» в его капитале, размер которой на конец декабря 2013 года составлял 12 млрд руб. При этом Глеб Фетисов утверждал, что перед продажей кредитной организации ее проверил ЦБ и никаких нарушений не выявил, поэтому в ухудшении качества активов банка виноваты его новые владельцы, а к нему претензий быть не может.

Однако есть основания полагать, что банкир лукавил — его слова расходились с заявлениями новых собственников и сотрудников банка. Один из новых владельцев кредитной организации утверждал, что на момент заключения сделки покупатели банка знали о «небольшой дыре» на 4 млрд руб., но сочли ее « некритичной».

Андрей Манойло, занимавший в «Моем Банке» должность президента еще при Фетисове, рассказывал, что обнаружил «дыру в балансе — около 8 млрд руб.», часть которой «составляли невозвратные кредиты в сумме 5,6 млрд».

Основной причиной появления «дыры» он считал финансирование убыточных и провальных проектов Глеба Фетисова. Данные Манойло о размерах отрицательного капитала «Моего Банка» подтвердил другой топ-менеджер кредитной организации, проводивший оценку ее финансового состояния осенью 2013 года.

Кроме того, сумма сделки по продаже «Моего банка» была практически нулевой, ее участники понимали, что новым владельцам придется заняться оздоровлением банка, а следовательно, на момент продажи проблемы в банке уже были, но не было понимания масштабов проблемы.

После отзыва лицензии «Моего банка» проверяющие из АСВ установили, что часть кредитов банка была оформлена на несуществующих лиц. На плохие ссуды, в том числе и технические кредиты, приходилось 60% корпоративного портфеля банка — 4,5 млрд руб.

Технические кредиты – крупные займы, которые выдавались клиентам «Моего Банка» для формального возврата ранее выданных кредитов, срок погашения которых истекал. По данным следствия, фактически все эти клиенты были созданы самим Фетисовым; через созданную банкиром сеть фиктивных предприятий из «Моего Банка» было выведено 1,9 млрд руб.

Глеб Фетисов обменял камеру в Лефортово на квартиру со "стандартными ограничениями"

Все решения по выдаче кредитов или купле-продаже крупных активов Глеб Фетисов принимал сам, а совет директоров «по сути, был декоративный орган», рассказал РБК один из партнеров Фетисова по бизнесу, некоторое время возглавлявший совет директоров «Моего Банка». При этом он утверждает, что обвинения следствия абсурдны – никаких денег Фетисов из банка не выводил, а в сложных ситуациях докапитализировал банк, помогая ему выжить.

Еще одно обвинение следствия в адрес Фетисова – подмена акций Altimo, находившихся на балансе «Моего Банка», на акции Spyker. Первые эмитированы совладельцем VimpelCom, вторые – голландским производителем автомобилей  Spyker Cars N.V., который в декабре 2014 года был признан банкротом.

На дату принятия акций Spyker на баланс «Моего Банка» их оценочная стоимость в сотни раз превышала реальную. Точную цену акций назвать сложно, так как на тот момент они уже были сняты с биржевых торгов.

«В результате спланированных действий вложения в акции известного на рынке нерезидента Altimo замещены вложениями в переоцененные акции Spyker N.V.», — говорится в материалах следствия.

Самый смутный вопрос в этой операции — кто ее совершил? По времени она совпала со сменой собственников банка, то есть провернуть ее мог как старый владелец, так и новый.

Как собщает РБК, изъятие акций Altimo из «Моего Банка» было неизбежно. Согласно акционерным обязательствам, эти бумаги могли находиться в распоряжении только тех структур, которые контролируются акционером Altimo — в данном случае Фетисовым. С выходом  Фетисова из капитала «Моего Банка» это условие было бы нарушено, поэтому он вынужден был выкупить бумаги. За акции Altimo Фетисов заплатил деньгами, полученными от продажи «Моего Банка», пишет РБК. Новые владельцы банка, в свою очередь, вернули средства, продав «Моему Банку» акции Spyker.

Адвокат Глеба Фетисова утверждает, что все средства, полученные по этим сделкам, были распределены между новыми акционерами банка и его подзащитный никакой выгоды от сделок не получил.

Этой весной Фетисов погасил все долги перед кредиторами «Моего Банка», как и гарантировал клиентам в тот период, когда он был собственником банка. В общей сложности экс-банкир выплатил свыше 15 млрд руб.- это больше ущерба, причиненного банку. Однако до вчерашнего дня, несмотря на полное погашение долгов, Фетисов оставался под стражей. Помогло вмешательство Генпрокуратуры, посчитавшей, что подсудимый «предпринял активные действия для возмещения ущерба». 14 августа, пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова сообщила, что Фетисов отпущен под домашний арест со «стандартными ограничениями».

Но если Глеб Фетисов не выводил деньги из банка и не причастен к сделке с акциями Spyker, то возникает вопрос: за что его посадили? По словам самого Фетисова , его «заказали», кто именно, банкир не говорит. Версию о причастности к его аресту VIP-клиентов, обозлившихся из-за потери крупных вкладов, Фетисов отрицает. «Не надо упрощать ситуацию: вы ошибаетесь, если думаете, что уголовное преследование Фетисова — это месть со стороны крупных вкладчиков. Это все чепуха!»,- заявил он РБК.

Глеб Фетисов обменял камеру в Лефортово на квартиру со «стандартными ограничениями»
5 (100%) Оценок: 1

Оставить комментарий